Наказание без преступления или Как судья Тарасюк добивает издательство «Факт»

Возвращаясь к сюжету, описанному нами ранее в статье «Старый добрый беспредел по новому УПК», хотим осветить суть «преступления», ставшего предметом сомнительных судейских процедур в исполнении судьи Тарасюк и ее коллег по Печерскому районному суду города Киева.

В 2011 году прекратило свое существование некогда знаменитое киевское издательство «Факт». Забуксовало после кризиса и, так и не справившись с тяготами, рухнуло окончательно и безвозвратно.

Издательство «Факт» просуществовало с 1997 по 2011 год. 15 лет тяжелого труда, грандиозных достижений, радостных побед, болезненных неудач и трагического поражения, по сути банкротства. Мог ли обезопасить издателей от краха более рациональный подход к ведению дел? Было ли оправдано экономически издание доброй тысячи книг, создавших литературный пласт новейшей украинской истории? Могло ли издательство «Факт» достичь того же результата с меньшим риском?

Причастные к издательству «Факт» в один голос утверждают, что все эти годы издатели жили делом, в которое вкладывали себя целиком. Но финал их истории превзошел своим драматизмом самые смелые ожидания.

Не станем погружаться здесь излишне глубоко в составляющие минувшего успеха. Завсегдатаи книжных магазинов запомнили логотип издательства «Факт» по книгам Оксаны Забужко и Василя Стуса, Леси Украинки и Ивана Франко, Светланы Пыркало и Юрия Макарова, Михайла Брыныха и Отара Довженко, Василя Герасимьюка и Игоря Калинца, по сериям «Висока полиця» и «Текст+контекст», «Exceptis excipiendis» и «Поза фокусом», «Зона Овидия» и «Вибрана поезiя».
Окололитературная тусовка не вспомнит, пожалуй, ни одного книжного конкурса тех лет, не отметившего наградой издательство «Факт».

Увы, книгоиздание в Украине — далеко не самый прибыльный бизнес. И создание огромного пласта литературы, родившего целый сегмент книжного рынка, требовало от фактовцев постоянного наращивания оборотов.
Интенсивное расширение ассортимента книг, хоть и не всегда подкрепленное покупательским спросом, работало на стратегическую перспективу укрепления рынка отечественной литературы. Грандиозная задача государственного масштаба вызывала любовь читателей и уважение коллег. Но несопоставимость экономической отдачи финансовым рискам ставила владельцев «Факта» в жесткую зависимость от общегосударственной экономической ситуации.
«Факт» привлекал кредиты, чтоб запускать новые проекты, не дожидаясь прибыли от предыдущих. Реализовав на кредитные деньги очередной проект, издательство запускало новый проект, не торопясь возвращать кредит, но исправно выплачивая по нему проценты. Кредиторы были довольны. Книги издавались. Окололитературная среда пела издателям дифирамбы.

Так, несколько рисковано, но вполне успешно издательство «Факт» вошло в памятную осень 2008 года. Обязательства по кредитам были велики, но с лихвой покрывались складскими запасами и стабильными оборотами. И тут грянул кризис.
Благодаря скачку курса гривны склад обесценился вдвое. В силу грандиозного экономического потрясения покупательская способность граждан снизилась в разы. Кредиторы издательства вереницей потянулись требовать возврата своих средств.

Подобного потрясения в то время не пережили очень многие куда более успешные предприятия. Банкротились предприятия и банки, закрывались офисы и торговые центры.
Издательство «Факт» решило устоять.

Выжимая из оборотов последнее, теряя и закладывая собственное имущество, возвращало кредиты, порой брало новые, чтоб вернуть предыдущие, лезло в новые долги, но издавало книги, содержало штат сотрудников и виду не подавало, какой ценой эта стабильность дается.
В 2010-м году появилось ощущение, что худшее позади. Реорганизовав работу, пересмотрев ассортиментный ряд и обновив команду, издательство «Факт», казалось, преодолело худший этап в своей жизни и взяло курс на развитие.

Крах случился неожиданно и просто. Неосторожно взятый летом 2010-го кредит свел издателей с людьми, погубившими в результате всё. Профессиональные ростовщики дали в долг на грабительских условиях некую сумму. Не следовало ее брать? Конечно! Но в тот момент издатели решили, что быстро реализовав на эти средства несколько проектов, удастся оперативно вернуть этот невыгодный кредит и за счет осеннего всплеска продаж выйти на новый уровень.
Не судилось. Осенний сезон не дал ожидаемого результата. Возврат краткосрочного кредита забуксовал и тучи начали сгущаться. Автомобиль, отданный кредиторам в залог, остался у кредиторов. Полгода, в течение которых кредиторам платились проценты, принесли ростовщикам сумму, в полтора раза большую, чем они давали. Но им показалось мало. Мольбам издателей о снижении процентной ставки они не вняли. Наоборот, включили счетчик и бандитский прессинг. В лучших традициях, с ночными звонками, угрозами семьям и приездами домой. Нет денег — пиши расписку. А теперь расписку на штрафные санкции. А теперь расписку на штраф на штрафные санкции.

Итог закономерен. Издатели разорены. А бандиты-ростовщики, имея в руках ворох расписок, подключили милицию…

Назовем имена людей, создавших издательство «Факт», переживших с ним успех и призание, и в результате оказавшихся сегодня в весьма незавидном положении.

Леонид Петрович Финкельштейн.
С 1997 по 2009 главный редактор издательства, его идеолог и вдохновитель. Один из идеологов развития всего рынка украинской литературы. Любимец писателей, читателей и журналистов. В 2009-м, не выдержав психологической нагрузки, ушел на больничный и не вернулся. Имеет документ об инвалидности первой степени и репутацию выжившего из ума. Коротает дни в глухом уединении от внешнего мира.

Иннокентий Святославич Выровой и Станислав Юрьевич Чистяков.
Совладельцы и содиректора издательства «Факт» с 1997 по 2011. В «мясорубке» 2009-го подхватили за Финкельштейном флаг издательства, потеряли решительно всё, включая имущество родственников и друзей. Вывели в 2010-м издательство из пике, но споткнулись на вышеупомянутом злополучном кредите. Усилиями вышеупомянутых бандитов-кредиторов и связанных с ними сотрудников правоохранительных органов последние 7 месяцев сидят в Лукьяновском СИЗО по обвинению в мошенничестве с перспективой получить срок до 12 лет с конфискацией, хотя конфисковать у них давно уже нечего.

Стоило ли руководителям издательства действовать так безоглядно? Время рассудит. Более тысячи наименований книг. Пласт литературы. Грамоты и дипломы победителей конкурсов. Целая страница в новейшей истории Украины.

Можно ли было рациональнее? Наверное можно. Но какой был бы результат? Уверенности нет.

А цена — три судьбы.

Л. П.  Финкельштейн вышел из дела «по-английски». Здоровье ли не позволило ему нести груз ответственности или малодушие, болезнью он наказан или необходимостью пожизненной симуляции — нам неведомо.

Двое его коллег до последнего момента пытались издательство спасти. И теперь в Печерском суде рассказывают брезгливо зевающим людям в черных мантиях о книгах, об издательстве да об украинской литературе. А тем и дела нет. Уж всё у них давно решено. Розовощекие «потерпевшие» не стесняясь сочиняют обвинение и открыто шушукаются с прокурором, корректируя показания. Дело идет к приговору.

Новости из зала заседаний такие.
На последние три заседании судья Тарасюк отклонила ВСЕ (!!!) ходатайства защиты о приобщении доказательств в пользу обвиняемых!
Также отклонены все ходатайства о вызове свидетелей защиты.
Судейская коллегия, не стесняясь, вопреки всем нормам законодательства, протаскивает заказное дело к завершению. Не давая защите опомниться, суд отклонил все её инициативы, закрыл стадию изучения доказательств и перешел к дебатам и последнему слову, под которые зевал и листал смсы в айфонах.
На днях приговор.
Вот так, на глазах у журналистов и простолюдинов, гламурный Печерский суд приносит издателей в жертву своим уязвленным амбициям. Не стали, видишь ли, в ножки кланяться. Да еще и шум в прессе подняли. Нате, выскочки, получите!

 

Наталья Гончарова, Наша версия

Найдено 7 ответов

  1. Андрей:

    Также отклонены все ходатайства о вызове свидетелей обвинения.
    Наверное все таки свидетелей защиты.

  2. Олег:

    Искал первую статью. Нашел. Кому интересно — здесь:
    http://n-v.com.ua/staryj-dobryj-bespredel-po-novomu-upk/

  3. Наталя:

    Печально. Наша зі співавторкою перша книжка вийшла саме в цьому видавництві… Хай їх Бог береже

  4. Оксана:

    А мне их не жалко. Они обманщики. Воры. Я у них книгу решила издать. Заплатила 50% и? Не книги не денег. Даже мои рукописи пропали. Я подала в суд и выиграла его. Но ничего мне не вернули. Все по переписывали на других. А кредиторам они должи огромные деньги, вот они их и нашли.

    • Марина:

      Девушка, ты писать для начала научись. Без ошибок. А злорадствовать — это самое последнее…

  5. Станислав:

    Связь с Лёней Филькенштейном, умеющим уходить по-английски, не проходит даром.
    Весьма скользкий был и широко понтоватый. Случилось пообщаться в период его пика. Столько презрительного высокомерия, гордыни, поучений — просто с восторгом наблюдал за его надуванием щёк.

    • Марина:

      Да, именно таким он и был всегда. Обманывали не только писателей, но и сотрудников издательства. С его подачи, как поняла позже. Да Бог его уже наказал…
      Иннокентия жалко.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *