С кем из украинских чиновников проще и легче «договориться»

По следам бизнес-форума о теневой экономике — остались смешанные чувства.

С одной стороны — технически все было прекрасно организовано: микрофоны не глючили, слайды были видны всему залу, и даже для панелистов предусмотрели монитор, чтобы видеть и свои, и чужие презентации. Были интересные доклады, ВИПы, камеры… Я имел честь представить наш сравнительный анализ «схем», развеивающий некоторые опасные иллюзии — надеюсь, был услышан, если не всеми, то многими.

kha_001179_00005_1_t218_215125

Но, с другой — слишком уж часто в выступлениях, как из зала, так и со сцены, звучали призывы убить упрощенку, якобы для того, чтобы невозможно было продавать контрабандный товар. И с каждым таким выступлением укреплялось сомнение, что целью — если не организаторов, то выступающих — является не борьба с «тенью» и действительно нечестной конкуренцией, а с конкуренцией как таковой. Потому что только наличие мелкого бизнеса не позволяет крупным розничным сетям договориться между собой и поделить рынок, как уже случилось, например, с торговлей бензином.

Если это не так, то прошу оппонентов публично ответить на два простых вопроса:

1. Что проще и дешевле: проконтролировать пару сотен пунктов пропуска на границе, или много сот тысяч конечных продавцов?

2. С кем проще и легче «договориться»:

с высокооплачиваемым (после реформы) таможенником, сидящим на посту, утыканном видеокамерами и оснащенном сканерами (с обязательным сканированием каждой грузовой машины или бусика), и при этом знающим, что к записям видеокамер и сканеров, как и ко всем оформляемым документам, имеют постоянный скрытый доступ сотрудники СФР

или с относительно низкооплачиваемым (ибо понадобится их легион) налоговым инспектором, пришедшим проверять учет первички в мелкой торговой точке?

Собственно, вопросы — риторические, поскольку на тех самых принципах, о которых мечтают авторы 7142, обязательного использования РРО при продаже «сложной бытовой техники», и т.д. уже давно работает рынок подакцизных товаров. Там все продавцы обязаны не только иметь РРО и первичные документы, но даже вести учет остатков. Результат? Как была половина рынка крепкого алкоголя «в тени», так и осталась! Даже в крупных и уважаемых супермаркетах можно нарваться на поддельный коньяк — это уже из личного опыта. Просто эти самые «первичные документы» успешно выдаются «конвертами» прямо сейчас, в том числе и на контрабанду.

Поэтому контроль конечных продаж контрабанду победить не поможет, а может только (а) убить малый бизнес, и (б) обогатить «конверты», которые в последнее время сильно поприжали, отобрав у них бОльшую часть НДС. Соответственно, его сторонники делятся, уж не знаю, в какой пропорции, на лоббистов монополии (точнее, будущего картеля), лоббистов индустрии «конвертов», и людей, которые за недостатком критического мышления и знаний о предмете, первые две категории успешно используют в качестве «полезных идиотов».                                                                                                                           Vladimir Dubrovskiy

 

Источник   

Sharing is caring!

Send a Comment