Семен Глузман: «Я перестал ходить в Бабий Яр 29 сентября»

Известный диссидент, бывший политзаключенный, украинский психиатр Семен Глузман рассказал, почему больше не принимает участия в официальных мероприятиях 29 сентября Дне памяти трагедии в Бабьем яру.

bezymyannyj1

Фото: УНИАН

– У меня двойственное отношение к этому дню. Я как человек немолодой очень хорошо помню, как к этому дню относились в СССР и вся советская власть, когда слово еврей вообще нельзя было произносить, когда я видел, как работники КГБ и милиции пытаются сделать все возможное, чтобы люди в этот день не приходили на место расстрелов и упокоения этих несчастных людей. Я тогда уже был студентом и проходил, как и все остальные, чтобы положить букетик цветов на камень, который обозначал, что здесь когда-то будет памятник. Для этого необходимо было пройти сквозь строй КГБ. А последний КГБист, который стоял уже у камня, нагло улыбаясь, фотографировал всех. Это было ужасно. Там арестовывали людей, и мне, молодому человеку, было непонятно, почему советская власть фактически таким своим поведением поддерживает нацистов.

Мой дед погиб в Бабьем яру. Он оставался один, никаких родственников рядом не было, и его «подмели» нацисты… Так что где-то там есть частичка и его праха. Я это знал, и поэтому каждое 29 сентября, когда стал уже более-менее осмысливать свою страну и все, что происходит вокруг, я приходил туда, к этому страшному месту, с маленьким букетиком цветов.

Но это было ужасно, потому что мои родители и я – мы прощались… Родители, безумно перепуганные советской властью, все понимавшие, мягко пытались остановить меня, но они понимали, что на самом деле я же ничего плохого не делаю. И это было прощание, как перед тюрьмой или кладбищем, я даже не могу передать эту эмоцию, это было страшно. И вечером, когда я возвращался, они вздыхали, но сами туда пойти они не могли. Они были членами Коммунистической партии, которую ненавидели.

bezymyannyj3

И уже в зрелые годы, теперь, когда новые власти активно участвуют, как им кажется, в этих памятных днях, я перестал ходить туда 29 сентября. Я хожу туда после. Не хочу участвовать в этом всем. Я прекрасно понимаю, что это игра, это все неискренне. Это противный официоз, который точно так же происходит, когда эти неверующие люди ходят в храм и крестятся.

Есть еще один важный аспект во всем этом, о котором я хочу сказать. Несколько лет назад мне пришлось участвовать в создании общественного комитета «Бабий яр» вместе с Дзюбой, Поповичем. Потому что вдруг оказалось, что уже не наши власти, а еврейские организации Америки хотят там построить не просто мемориал, а развлекательный центр. С кружками, кафетериями… И мы, естественно, были категорически против. Но наш протест был направлен еще на одну вещь. Дело в том, что они пытались сделать это монополией одного народа. А на самом деле, там же погибли не только евреи. Ведь немцы расстреливали и цыган, и психбольных, из стоявшей рядом больницы им. Павлова… Душили в душегубках и потом сбрасывали тела этих несчастных. Там были и украинские националисты, которые сначала попытались сделать все возможное, чтобы как-то помочь своей стране, оккупированной немцами, помочь ей стать островком украинской свободы. Но, как стало ясно потом, немцы присматривались – это была просто игра в «украинскую свободу». Потом они в итоге всех расстреляли, в том числе и Телигу. Поэтому сегодня это не может быть монополией одного народа и одной группы населения. Даже если бы ты там находился один таджик или туркмен « это уже не монополия. Это неправильно, нечестно.

Записала Юлия Забелина

Источник: http://apostrophe.ua/article/society/2016-09-30/semen-gluzman-ya-perestal-hodit-v-babiy-yar-29-sentyabrya/7521

Найдено 2 ответа

  1. Галина Опришко:

    Як усе точно! Глибоко поважаю автора за тверде слідування правді, за неприйняття показушності й нещирості. Окреме спасибі за виступ проти монополії. Справді: в «Новинах» повідомляють, що з 150000-200000 загиблих третина були євреї, а через хвилину — «трагедія єврейського народу», ніби убивства решти людей — не трагедія, раз вони не євреї.

  2. Aleks:

    Доповнення до Рекомендацій парламентських слухань на тему: «75-ті роковини трагедії Бабиного Яру: уроки історії та сучасність»:
    1. Просити Порошенко П.О. і Порошенко О.І. (Публічне акціонерне
    товариство «Закритий недиверсифікований корпоративний інвестиційний фонд «Прайм Ессетс Кепітал») хоча б частково профінансувати ремонт будівлі контори колишнього єврейського кладовища за адресою: м.Київ, вул. Мельникова, 44 (Національний історико-меморіальний заповідник «Бабин Яр»). Колишні власники будівлі по вул. Мельникова, 44 безкарно знищили в ньому все, що можна було зруйнувати (пошкоджені перегородки і перектитія, вирвані сантехніка і електропроводка …). Тепер адміністрації Заповіднка доведеться працювати у приміщенні без опалення.
    2. Київській міськдержадміністрації прийняти рішення про передачу
    земельної ділянки за адресою: м. Київ, вул.. Мельникова,44 Мінкульту України (Національному історико-меморіальному заповіднику «БабинЯр»).
    3. Повністю виконати рекомендації Постанови Верховної Ради
    від 5 липня 2011 року № 3560-VI «Про сімдесятиріччя трагедії Бабиного Яру» (долі — Заповідник), якою передбачено, зокрема, встановлення пам’ятника жертвам погромів (вони поховані на єврейському цвинтарі на території Заповідника).
    4. Сприяти реалізації проекту реконструкції Заповідника (наказ
    Мінкульту України №1367). Цей проект містить План організації території Заповідника «Бабий Яр», розроблений Держпідприємством «Всеукраїнський науково-методичний і дослідно-інформаційний центр архітектурної спадщини».
    uk.wikipedia.org/wiki/Найман_Олександр_Якович

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *