Михеил Саакашвили для The New York Times: Почему Украина проигрывает войну против коррупции

saak_vs

Экс-губернатор Одесской области Михеил Саакашвили поделился своей статьей в газете New York Times и объяснил, почему Украина проигрывает войну с коррупцией Немногим политикам в мире приходится проходить одно и то же испытание дважды в своей карьере и в разных странах. Но это именно то, что случилось с Саакашвили в Украине и Грузии. Представляем вашему вниманию перевод статьи Михеила Саакашвили, опубликованной в The New York Times. *** Я был президентом Грузии в течение девяти лет, за это время страна прошла путь от клептократии и несостоявшегося государства до государства, которое получило международное признание за борьбу с коррупцией и стало одним из самых легких мест в Европе для ведения бизнеса. Получив в 2006 году признание со стороны Всемирного банка в качестве лучшего в мире реформатора, Грузия стала флагманом среди стран бывшего советского блока. После моего второго президентского срока в 2013 году я уехал на определенное время в Соединенные Штаты, где занимался научной работой, а затем вернулся в Украину, где я провел свою юность во время учебы в Киевском университете. В ответ на призывы украинских друзей помочь с применением моего опыта в правительстве я приехал на волне энтузиазма по поводу реформ, которая появилась после революции на Майдане. Мне предложили работу в Одессе, крупнейшем регионе Украины. Как бывшему президенту другого государства мне было очень необычно служить в качестве губернатора в другой стране, но сама судьба украинской государственности было поставлено на карту в Одессе. Область была не только пронизана местными мафиозными бандитскими группировками, она еще была под угрозой конфликта с пророссийскими сепаратисты на востоке страны. Одесса граничит с отколовшимся Приднестровским регионом в Молдове, который находится под контролем поддерживаемых Москвой сепаратистов и вооруженных сил России. Я привез с собой группу профессионалов из моего предыдущего правительства, которые начали капитальный ремонт полицейских сил Украины и помогли возглавить первое агентство по борьбе с коррупцией в стране. Реформа полиции сразу же увенчалась успехом, в то время как новое антикоррупционное бюро провело несколько громких расследований. Казалось, что у нас есть поддержка президента Украины для дальнейших действий. фото © РИА Новости. Михаил Маркив Город Одесса восстанавливался от столкновений 2 мая 2014 года с пророссийскими боевиками, в результате которых погибли десятки людей. Сосредоточив внимание на реконструкции и реформах, я открыл конкурс, чтобы подобрать наиболее талантливых специалистов, получивших образование на Западе, на руководящие посты в районные администрации. Я создал совет по экономическому развитию, чтобы помочь местным предпринимателям обходить нечестных чиновников в государственных органах, и я пригласил Юлию Марушевскую, видного молодого активиста Майдана, чтобы очистить таможенную службу Одессы, которая была известна взяточничеством и откатами. Мы начали программу ремонта дорог и других объектов инфраструктуры. Мы упорно трудились, чтобы поднять на новый уровень стандарты в области общественных услуг и восстановить безопасность в регионе. По мере того как реформирование набирало обороты и становилось популярным, мы вдруг столкнулись с сопротивлением с той стороны, с которой меньше всего ожидали — со стороны людей, занимающих видные позиции в правительстве страны в Киеве. Первый признак проблем появился, когда мне пришлось противостоять тогдашнему премьер-министру, Арсению Яценюку, по поводу доказательств коррупции с участием правительственных чиновников на химическом заводе в Одессе, одном из крупнейших государственных предприятий в этой сфере. С января я ездил по стране, пропагандируя наше антикоррупционное «Движения за очистку Украины» для того, чтобы оказать давление на лидеров страны, чтобы положить конец взяточничеству супербогачей Украины. В марте парламент Украины проголосовал за отставку генпрокурора, а в следующем месяце подал в отставку премьер-министра. Президент Украины Петр Порошенко пообещал расправиться со старой практикой и привести к большей прозрачности. С тех пор прошло больше семи месяцев, но мы все еще не видим каких-либо серьезных изменений. Не было серьезной чистки среди близких друзей. Вместо этого у меня сложилось впечатление, что местные лидеры партии президента стремились подорвать усилия по борьбе с коррупцией. Моей администрации в течение нескольких месяцев не выделяли финансирование, назначение отдельных ключевых депутатов из моей команды застопорилось, у отдельных наиболее способных реформаторов появилось отчаяние. Марушевская, которую я назначил главой таможни, рассказала о том, что она подверглась преследованиям со сфабрикованными официальными выговорами. Подобная тактика была использована генпрокуратурой, которая провела обыск в офисе одного из моих советников. Несмотря на эти агрессивные происки, никакие обвинения предъявлены не были. Последней каплей для меня стало раскрытие информации о личном благосостоянии украинских чиновников, когда в прошлом месяце были опубликованы так называемые электронные декларации. Государственные служащие, с которыми мне приходилось работать на ежедневной основе, бесстыдно задекларировали миллионы долларов, которые они спрятали под своими матрацами. Именно многолетнее правление этой постсоветской клептократической элиты превратило эту потенциально богатую страну в одну из самых бедных стран Европы. Украина не должна быть бедной, но коррумпированные чиновники систематически грабили страну, отбирая у украинцев то благосостояние, которое должно у них быть. В то время как солдаты Украины находятся на линии фронта, героически защищая свою страну от российской агрессии, элита Украины продолжает зачищать в стране то, что осталось. По образу жизни и менталитету клептократы Украины идентичны своим двойникам в российской олигархии. Окончательной свободой для Украины должно быть освобождение не только от российской агрессии, но и от политического класса в российском стиле, который сдерживает Украину от европейских устремлений. Еще в 2001 году, после неудачной попытки убедить президента Грузии Эдуарда Шеварднадзе протолкнуть значимые реформы и избавиться от коррумпированного окружения, я ушел из правительства. Я основал «Единое национальное движение» в Грузии, которое привело к революции роз 2003 года, обеспечившей в итоге реальные реформы в Грузии. Успех революции в Грузии послужил вдохновением для многих активистов Майдана в Украине в 2014 году. Так же, как с Шеварднадзе, я был сильно разочарован очевидной неспособностью Порошенко увидеть, что статус-кво является неустойчивым. Украина нуждается в реальных изменениях, а не их имитации. Сегодня многие из инициатив в рамках начатой нами реформы остановлены. На этой неделе ушла в отставку Марушевская. После моего повторного опыта здесь я решил уйти в отставку, чтобы основать новую политическую партию в Украине. Это удивительная страна, полная трудолюбивых, образованных и талантливых людей, которые заслуживают гораздо лучшего будущего. Ее наибольший ресурс — это молодые, образованные украинцы, которые при возможности стали бы эффективными, честными государственными служащими и политическими лидерами, желающими избавить страну от коррупции. До сих пор старый коррумпированный политикум Украины отпугивает этих молодых реформаторов и блокирует их назначение на руководящие должности в государственном секторе. Я обещал помочь с изменением этой ситуации. По материалам The New York Times

Источник

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *