«КиевзеленЗруб» добрался до сквера на Бастионной (фото)

Ради этих флагштоков спилили три взрослых дерева, это были дубы и липа

Вернее, до того, что осталось от сквера после его недавней «реконструкции», в ходе которой одну половину сквера закатали в бетон, а вторую – в газон, уничтожив ковер из фиалки лесной, вербейника монетчатого и гусиного лука. При этом снесли часть больших деревьев – дубов, лип, кленов. Вместо них установили флагштоки и надпись: I Pechersk. Потому что от них больше тени? Или воздуха? Или они красивее, чем взрослые дубы и липы?

Тем деревьям, что сохранились, срубили все боковые ветки, оставили только верхушки. Чтобы были похожи на пальмы? Чтобы грибам было проще поражать древесину? Чтобы деревьям было легче падать от порывов ветра? Чтобы в сквере нельзя было прятаться от солнца?

Во вторник, 2 марта, решили окончательно спилить под корень несколько оставшихся бедняг. Я поинтересовалась разрешительными документами на удаление деревьев. Мне их показали. В документе было указано одно дерево в сквере. А спилили три. Причина удаления тоже не соответствовала действительности: трухлявых стволов, указанных в документе, я не увидела. Зато увидела аккуратно сложенные в кучки дрова. Тут все логично, потому что одна из статей дохода «киевзелензруба» – это продажа дров.

Мои наблюдения насчет хорошего состояния «трухлявого» дерева подтвердил Vladimir Vetrogradskiy, который любезно согласился осмотреть остатки деревьев. Он сказал, что у шелковицы (именно на нее у коммунальщиков было разрешение на удаление) была только начальная стадия сердцевиной гнили, которая никоим образом не могла влиять на устойчивость этого вида дерева.

Что это все означает?

Что люди, которым выдают бензопилы, не умеют считать деревья? Или что они умеют считать и деревья, и деньги, которые они получат за качественные дрова? В сквере на Бастионной они разжились двумя взрослыми акациями, на которых не было разрешения на удаление. Что комиссия, которая осматривает деревья перед тем, как выдать документ об их казни, не отличает устойчивое дерево от аварийного?

Или что комиссия отличает устойчивое дерево от аварийного, но намеренно выдает разрешение на удаление хороших деревьев, чтобы продавать больше дров?

Какие еще есть варианты ответов? И что можно сделать, чтобы, наконец, отправить на свалку истории эту самую ненавистную в городе службу, которая каждый день калечит и убивает деревья? Полиция? Суд?

А-ха-ха, полиция и суд, точно, там ведь всегда на стороне правды и здравого смысла. Но все-таки: были ли прецеденты с большими коллективными исками против?

Nina Direnko

Шелковица с якобы трухлявым стволом

На фото можно увидеть самую начальную стадию сердцевинной гнили, которая не влияет на устойчивость дерева. Шелковицы живут до 1000 лет, этой не было и 50 лет

Акация, на которую не было разрешительных документов

Вторая акация, на которую не было разрешительных документов

Шелковица, которая давала много тени в сквере и кормила многочисленных птиц летом

Еще пару лет назад этот сквер был зеленым и тенистым. Кроме срубленной шелковицы, конкретно на этом месте рос роскошный церцис с диаметром кроны около 8 метров. Теперь – бетон и газон

После такой “грамотной” обрезки деревья довольно быстро умирают

Так выглядят грибы, которые после фирменной обрезки от зелензрубов поражают древесину и помогают дереву умереть быстрее

Vladimir Vetrogradskiy, спасибо, что приехал посмотреть на остатки деревьев и дал свое профессиональное заключение об их состоянии

Разрешение на удаление шелковицы в сквере. Два других дерева в этом документе растут (росли) по другому адресу. Интересно, они были в таком же хорошем состоянии, что и срубленная шелковица?

Sharing is caring!

Send a Comment